13 Сентябрь 2015 года. 11:21
1 590

Кирилл Павлючек: «Расстрелял МТЗшников на эмоциях, подлил чуток масла в огонь»

Некогда герой болельщиков столичного «Динамо» рассказал о причинах расставания с клубом, «паршивых овцах» в «Днепре», старте карьеры Евгения Поболовца и изменениях первой лиги.

– Зимой ты достаточно неожиданно перешел в «Городею».

– Почему неожиданно? Вроде опытный, поигравший человек, но никому не пригодились мои услуги. Спасибо Валерьичу (Сергею Яромко – Tribuna.com). Созвонились. Он сказал: «Хочу видеть тебя в своей команде». Я был не против. Попросил неделю на раздумья. Потом встретились – и я подписал контракт. Конечно, были какие-то опасения. Все говорят, что люди идут в «Городею» заканчивать. Но я пока не собираюсь этого делать. Тем более, собрался боеспособный коллектив. По работе видно, что никто не хочет заканчивать. Все говорят, мол, в «Городее» много денег. Это надуманно. Многие рассказывают, что платят так же как в командах высшей лиги. Нет в клубе больших финансов. Понимаешь, смысл чего-то ждать с нынешней экономической ситуацией в стране? Непонятное межсезонье. Футболисты никому не нужны. Ты же приезжал зимой к футбольному манежу?

ФК «Безработнички». Биржа труда белорусского футбола

– Было дело.

– Меня в тот день не было, но банда собралась приличная. Найти бы какого-нибудь спонсора и заявить всех ребят в высшую лигу, выглядели бы не хуже большинства команд. Странно, что у футболистов, поигравших на таком уровне, проблемы с поиском места работы. Ну как могут быть невостребованными Молош, Сулима и Веремко. Не знаю, с чем это связано. Наверное, тренерам не нужны такие исполнители.

– Многие тренеры сейчас тоже не могут найти себе работу.

– Согласен: Кубарев, Журавель. Геращенко вот работает помощником в «Орше». Может, у кого-то свои запросы. Не знаю. Я никогда не просил чего-то большого. Никогда не имел слишком большой зарплаты. Все говорят, что футболисты получали по пять-десять-двадцать тысяч. Ну не было такого никогда. В командах, где я играл, так точно. Откуда берутся такие разговоры, что футболисты получают завышенные зарплаты?.. Люди, вам никто не мешал в детстве пойти заниматься этим видом спорта. Вот сейчас все игроки получают восемь-десять миллионов.

– Тебе хватает этих денег?

– Конечно, денег много не бывает. Раньше по-разному распоряжался ими, а сейчас начал жить более рационально.

– Твоя самая крупная покупка?

– Зачем говорить? Чтобы потом все судачили?

– Просто интересно, как ты распоряжался деньгами?

– Машин с одной зарплаты не покупал. Не имелось у меня таких доходов. Самые большие деньги были, когда играл в аренде во Владивостоке. Хотя сколько я там пробыл? Три месяца всего. С другой стороны в «Луч-Энергии» впервые столкнулся с задержками. Совсем не обращал на это внимания. Перешел на новый уровень. Хотелось играть, все-таки российская премьер-лига. Тем более, жил на базе. Там и покормят, и тратиться особо не на что.

– В «Днепре» стал задумываться о деньгах, когда начали случаться задержки?

– Понял, к чему ты клонишь. Нам почему-то перестали платить в конце года. Вообще ничего не давали. Все терпели. Общались с ребятами между собой, помогали друг другу. Нас же только «завтраками» кормили. Руководители все время повторяли: «Завтра, завтра, завтра». Новый год был на носу. Грубо говоря, не было денег даже стол накрыть. Через кого-то из знакомых обратился к девушке-юристу. Решил подать заявление в суд. Ни капли не жалею об этом. Все-таки ты выступаешь наемным работником, тебе что-то обещают. Я не просил каких-то заоблачных сумм.

– Сто миллионов – это заоблачные деньги?

– Это не совсем соответствовало действительности. Конечно, сто миллионов – большие деньги, но мне выплатили меньшую сумму. Когда был в Молдове, прочитал высказывание Дмитрия Калачева про «паршивую овцу». К тому моменту уже выиграл дело. Посмеялся от души. Ну, а что ему нужно было сказать? Если человек видит ситуацию так, пусть говорит. Это его право. У меня другое мнение. Не вступать же мне с ним в перепалку. Тем более, многие ребята, с которыми играл в «Днепре», меня поддержали. Правда, по-моему, этот человек поступил некрасиво.

– Ты был одним из первых футболистов, которые обратились в суд с иском к клубу, и выиграли дело…

– Не придавал этому большого значения. Когда общались с девушкой, которая защищала мои интересы, узнал, что иски подавали футболисты «Белшины» и брестского «Динамо». Я точно не первопроходец в этом деле. В принципе, я не особо был вовлечен в процесс. Просто предоставил юристу документы. Задумываюсь, почему те же ребята из «Гомеля» проигрывают суды. Вообще, прошедшей зимой было много заседаний. Сложная ситуация в стране. Ну как клубы будут отдавать деньги? В Бресте продают имущество клуба. Продадут ли? Рассчитают ли? Пока ничего неизвестно. С другой стороны, зачем обещать большие зарплаты, если потом не сможешь их выплатить?

– В 2010 году Евгений Поболовец не был таким седым?

– Я его не видел с тех пор. Наверное, жизнь заставила.

– Когда ты приходил в «Гомель» в 2010-м, мог предположить, что клуб станет так трясти?

– Честно говоря, нет. Когда я приходил, в клубе начиналась перезагрузка. Команда собиралась под задачу. У нас был отличный коллектив, классный тренерский штаб. Не скажу, что нам предлагали какие-то отличные условия. Оттого сложно рассуждать, почему сейчас клуб в таких долгах. Не думал, что «Гомель» лопнет. Все началось с ухода Кубарева. Ушел тренер – за ним ребята. С этого момента все становилось только хуже.

– Каким Поболовец был пять лет назад?

– Не знаю, какой он сейчас. А в 2010-м Поболовец был очень скромным. Ничем не выделялся. Обычный директор, как все. Сложно сказать, как он разбирался в футболе. Наверное, не очень. За время, которое провел у руля клуба, должен был научиться. Сейчас все говорят, что он изменился.

– В 2010 году директор «Гомеля» был активен в социальных сетях?

– Ха, может, это тоже повлияло. Тогда же Facebook не был особо развит. По-моему, в «Гомеле» все держалось на Кубареве. Поболовец особо не лез в дела команды. Мы с Олегом Михайловичем очень быстро нашли общий язык. Когда приходил в «Гомель», вообще ничего о нем не знал. Первое, что бросилось в глаза, – Кубарев каждого соперника разбирает от А до Я. Он говорит, как нужно играть. Делай, как сказал тренер, – будет результат. Причем Кубарев следил за всем, что происходило в клубе. Абсолютно. Он контролировал, чтобы поливали поля. Были случаи, когда предъявлял претензии поварам: «Чем вы нас кормите?» Короче, Кубарев создавал условия для работы.

– Первая лига в 2010 году – это…

– Достаточно сильный турнир. Правда, у нас собралась хорошая команда с сильными исполнителями. Все-таки решали задачу. Помню, неожиданно плохо стартовали. Буксовали на старте, но потом все пошло. Заняли первое место с серьезным отрывом. Вообще, в Гомеле было достаточно приятно играть. Даже забил девять мячей в сезоне. Просто оказывался в нужном месте в нужное время. Бывает. Домашние матчи проводили на «Центральном». Никого не отпускали на этом стадионе.

Тогда в первой лиге не было любителей. Не то, что сейчас. Но все зависит от финансовой ситуации. Ну, а что делать? Даже любительские команды упираются. Сейчас ни у кого просто так очки не заберешь. В той же «Ислочи» есть футболисты-совместители, в «Крумкачах». Но команды же нормально играют.

– При этом «Городея» побеждает «Крумкачы» со счетом 6:1.

– Ну да. Значит, на данный момент мы были сильнее. Если бы недооценили соперника, проиграли бы. Как это произошло, допустим, с «Барановичами». За минуту умудрились все слить.

– Пять лет назад не страшно было опускаться во второй дивизион: все-таки не лучшие стадионы, мало болельщиков…

– А что сейчас? За пять лет ничего не изменилось. Те же стадионы, те же не лучшие поля. Порой приезжаешь куда-нибудь с «Городеей»: «О! Тут все, как и раньше». Стремно ли было опускаться? Ну не знаю. Тогда, наверное, вообще, можно было заканчивать. После 2009 года пришлось очень тяжело. Ходил сам не свой. Просто хотелось играть. В «Динамо» не стали продлевать со мной контракт. Отправился в «Неман». Там почти не играл. Такие периоды бывают в карьере каждого футболиста. Нужно что-то взвесить, переосмыслить.

– Чемпионат Молдовы напоминает нашу первую лигу?

– Не сказал бы. В чемпионате есть шесть команд нормального уровня, вторая шестерка серьезно отстает. У нас в высшей лиге такого нет. Тут каждый может отобрать очки у каждого. У «Зимбру» были нормальные условия. Играли на стадионе, где проводит матчи сборная Молдовы, работали на нормальной базе. Хотя у некоторых клубов были ужасные стадионы. Как-то поехали на выезд. Ужасное искусственное поле, которое ограждено каким-то бетоном. Такое ощущение, что бегаешь в тюремной клетке.

– Тебе было интересно играть в чемпионате Молдовы?

– А почему нет? На одной ноге не отходишь. Настраивались на каждый матч. Порой умудрялись проигрывать командам второй шестерки. А так… Нужно было забить в первом тайме пять, чтобы потом отдохнуть во втором. Все говорят, что чемпионат Молдовы полулюбительский. При этом «Милсами» проходит «Лудогорец», который год назад пошумел в Лиге чемпионов. В прошлом розыгрыше мы с «Зимбру» дошли до плей-офф Лиги Европы. Даже сумели обыграть ПАОК. Во втором матче, были шансы на проход, но у нас удалили нападающего. Даже при счете 0:2 – забивай и выходи. Не получилось, а в конце пропустили еще один.

– Почему ты ушел из «Зимбру» вместе с Олегом Кубаревым?

– Не было смысла там оставаться. Конечно, в команде подобрался неплохой коллектив. Руководство начало решать свои дела. Президент сказал, что уходит из клуба. Короче, ничего не было ясно. Ушел и я.

– Так же, как в 2009 году из «Динамо»?

– Да. Все было спокойно. Не знаю, почему все высосали из пальца мой конфликт с Юрием Санычем. Не было у меня никаких недомолвок. Вернулся из Владивостока. Оставалось еще полгода контракта. Я даже не разговаривал с Чижом по этому поводу. Вообще, нечасто виделись с руководителем. Он иногда приезжал на базу. Здоровались, в принципе, все. Так вот, мне сказали: «Подписывай новый контракт, но играть все равно не будешь. Отдадим тебя в аренду». Тогда тренером был Муслин. Ну, какой смысл подписывать такое соглашение? Зачем связывать себя контрактом с клубом, которому не будешь приносить пользу? Меня поставили перед фактом. Решил не продлевать соглашение. Первый круг провел в команде. Тренировался с дублем. Вот и все. Как только срок истек – просто покинул клуб. Никаких конфликтов. Все спокойно.

– Жалеешь, что тогда не пошел навстречу клубу?

– Может, если бы тогда подписал новый контракт с «Динамо» и пошел в аренду, карьера сложилась удачнее. Чего теперь жалеть? Сложно было, когда полгода просто тренировался с дублерами. Прибивало очень сильно. Как бы ты ни тренировался, без игровой практики прогресса не будет. Если постоянно не выхожу на поле, чувствую дискомфорт. В такой ситуации, вообще не знал, что делать. Депрессия очень серьезная. Просто приходил на тренировку, отрабатывал и шел домой.

«Динамо» для меня не просто команда. Очень много связано с этим клубом. Помню, как играл во второй лиге за «Динамо-2». Только-только стали разрешать заезжать в «Стайки». Дебютировал в команде еще при Гюрове. Вышел в матче с «Молодечно». Даже забил. Конечно, тогда эмоции переполняли. Все-таки первый матч – и сразу гол. Потом Кубок, чемпионство… Перед глазами стоят только картинки игр. Даже не помню, как праздновали завоевания этих трофеев. Все были рады. Болельщики жгли файера. Эх, было время.

– У тебя завязались отличные отношения с Сергеем Павлюковичем.

– Он пришел в 2004 году. Забавная история у нас произошла на сборах. Пришел поигравший такой мужик, весь строгий. А у меня накануне игры порвались бутсы. Начал спрашивать у ребят. Павлюкович подходит: «У нас одинаковый размер. На мои». Отыграли матч под жутким дождем. Сразу после встречи подошел к Сергею, протянул ему обувь. Он тогда негодовал: «Ты совсем?! Я тебе какие бутсы дал?! Чтобы такие же принес!» Это я еще речь очистил. Напихал тогда мне знатно. Все правильно сделал. Короче, хорошо нас воспитывал.

– С чем связана твоя особая любовь к МТЗ-РИПО?

– Круто, когда в городе существует настоящее дерби. Конечно, есть «класико» БАТЭ – «Динамо». Наши матчи против МТЗ вызывали бОльший ажиотаж. По интересу фанатов – точно. Всякие заряды, антураж. Круто! Такие интересные матчи были. Да, расстрелял МТЗшников на эмоциях, но мы же играем для своих болельщиков. Все-таки такое противостояние. Подлил чуток масла в огонь. Чистая импровизация. Может, фанаты соперников что-то и кричали в ответ. На «Динамо» трибуны находятся далеко от поля. Потом не боялся ходить по городу. У нас же не так, как в какой-нибудь Англии. Футболистов особо не узнают на улицах. Может, кого-нибудь более крутого узнают, а я-то что?

– В начале 2000-х ты был заметной личностью в «Динамо». Мог перебраться в более сильный клуб?

– После турнира памяти Лобановского звали на просмотр в «Карпаты». Не сложилось, а чего-то конкретного… Даже не вспомню. «Динамо» – самый большой клуб в моей жизни. Даже в «Луч-Энергию» перебрался немного случайно. Как-то смотрел матч дублеров. Ко мне подошел Геннадий Тумилович. Тогда он был генеральный директором «Динамо». Спросил: «Есть желание поехать во Владивосток?» Ответил: «Почему нет? Если, конечно, никто не против». На следующий день наш матч смотрели люди из Владивостока. Вроде сыграл неплохо, но в самом конце получил травму. В итоге все срослось. Спасибо Гене. Он здорово поспособствовал моему переезду. Вообще, Тумилович есть Тумилович. Человечище! Такая личность, что даже не передать.

Кстати, в 2012 году были слухи о моем возвращении в «Динамо». Честно скажу, разговаривали со Стрельцовым. Дальше ничего не продвинулось. По-моему, тогда решили взять Пашку Пласконного. Конечно, хотелось вернуться, ну, а что делать? Сейчас я игрок «Городеи». Буду приносить пользу нынешнему клубу. Всегда нужно ставить перед собой какие-то цели. Уже который год говорят, что «Городее» нужно выходить в высшую лигу. Вместе с ребятами очертили для себя круг задач. Не нужно кричать об этом на каждом углу во все горло. Верными шагами идем к своей цели. Пока все в порядке.

Источник: by.tribuna.com