Фанаты Динамо Минск | Zroblieny u Miensku » «Наш футбол не стоит того, чтобы так страдать»

 

3 Январь 2017 года. 11:37
2 302

«Наш футбол не стоит того, чтобы так страдать»

Один из лидеров фан-движения минского «Динамо» – о грядущих переменах, размолвке с Боровским и о том, зачем нужны фанаты на трибунах.

20 декабря по инициативе Министерства внутренних дел депутаты Палаты представителей обсудили законопроект, запрещающий болельщикам-хулиганам посещать стадионы. В милицейском ведомстве полагают, что данная мераоградит «посетителей физкультурно-спортивных сооружений и специально оборудованных мест для болельщиков от потенциальных правонарушителей».

333

В качестве меры воздействия на шебутных фанатов предлагается запрет на посещение стадионов сроком от трех месяцев до трех лет. В случае непослушания за попытку попасть на арену грозит штраф от 2 до 20 базовых величин и даже арест. Также планируется создать специальную базу, которая будет размещена на сайте МВД в свободном доступе. С именами и фамилиями нарушителей смогут ознакомиться все желающие – милиционеры, другие болельщики, родители и работодатели.

Интересно, что в мае 2016-го МВД предложило общественности оценить готовящееся нововведение, запустив на своем сайте голосование. 39 процентов проголосовавших идею поддержали, 49 процентов восприняли ее негативно, еще 11 высказались за то, чтобы все оставить по-прежнему.

Планируется, что депутаты рассмотрят проект в первом чтении весенней сессии парламента, которая ориентировочно состоится в мае 2017-го.

Председатель парламентской комиссии по национальной безопасности, которая занимается подготовкой законопроекта, Валентин Михневич подчеркнул важность ужесточения ответственности в отношении болельщиков-хулиганов. По его словам, изменения вносятся в первую очередь в профилактических целях.

Начальник главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности Роман Мельник рассказал, что органы внутренних дел в 2016 году составили около 100 административных протоколов в отношении болельщиков, которые нарушили общественный порядок на стадионах – жгли пиротехнику, приходили пьяными или хулиганили. А еще в отношении 18 фанатов было возбуждено более 200 уголовных дел.

От белфутбола в парламенте высказался первый зампред АБФФ Сергей Сафарьян. Руководитель выразил надежду, что «документ позволит оставаться на трибунах лишь тем, кто пришел смотреть зрелище, а не участвовать в каких-то экстремистских или политических акциях». Также чиновник отметил, что подобные дисциплинарные меры прописаны и в кодексе ФИФА, и в законодательстве многих стран. Так, в России, где закон действует с 2013 года, под санкции попали 43 человека.

Мы встретились с одним из лидеров фан-сектора минского «Динамо» Иваном Кононовичем и поговорили о готовящихся новшествах, а также о том, как они скажутся на всем белорусском фанатском движении.

– Нас ожидают перемены, которые случились в России три года назад. Но я уверен, что Беларусь не готова к ним. Во всем мире, когда хулиган получает запрет на посещение матчей, его фотографируют с разных ракурсов и заносят в специальную базу. И после этого его легко найти на стадионе. Особенно если арены оборудованы большим количеством камер фиксации лиц. Как только камера «выдергивает» нарушителя из толпы, идет автоматическая сверка с базой, после чего милиционеру поступает сигнал. Но, во-первых, такая технология стоит огромных денег. А во-вторых, где на том же «Атланте» или «Тракторе» понаставишь столько камер? Скорее всего, у нас все будет делаться немного иначе. На входе на стадион будет стоять сотрудник милиции с фотографиями, и распознавать людей. Увидел нужного: «О, в базе – не заходишь». Больше это будет бить не по настоящим хулиганам, а по таким активным людям, как я, например.

alt

Читал слова Мельника о профилактической работе милиции на этот счет. Хорошо если просто придут домой и скажут, что я не могу ходить на домашние матчи «Динамо». Могут же вызвать в отделение и напомнить там. Милиционеры умеют это очень хорошо. С такими напоминаниями лучше отказаться от футбола вообще, чем так страдать и позориться перед соседями.

Если честно, то не очень понимаю, с чего вдруг все завертелось. Экстремизм? Да нет у нас ничего такого, как все преподносят СМИ.

– Милиционеры говорят, что система нужна, так как фанаты нарушают общественный порядок на стадионах.

– Читал про огромное количество административных и уголовных дел. Недавно было шумное «дело 17-ти» (дело распространителей спайсов, в котором замешаны сотрудники правоохранительных органов – Tribuna.com). Сколько уголовных дел было заведено на сотрудников МВД и КГБ? У нас же всегда и везде хотят показать неблагонадежность фанатов. Попался чувак – обязательно надо сделать акцент на том, что фанат. А о том, что работает на МАЗе, ни слова. Ну, напишите, что не фанат устроил пьяную драку, а рабочий завода! Парень и девушка занялись сексом на улице, – опять фанат. Ну, он же не кричал при этом «Динамо»! Потасовка в автобусе – фанаты. Да, парни были не правы, но и дед, который с собой носит нож, тоже не есть хорошо. Но об этом молчок. Просто кому-то надо создать стереотип, что фанаты плохие, что мы угрожаем обществу. И никому нет дела, что на секторе собираются директоры солидных фирм, бизнесмены, а на евровыезды гоняют состоятельные и респектабельные люди, а не 16-летние подростки, которые дерутся где-то в городе.

Еще одна странная штука в том, что база с хулиганами будет в свободном доступе и ее будет вправе просмотреть любой желающий. Ситуация может докатиться до абсурда. Во время опасного момента я ругнусь матом. Рядом стоящему милиционеру, у которого плохое настроение, это не понравится, он меня выведет из сектора и внесет в список хулиганов. Ну, вот захочется ему так. И что потом? Моя фамилия будет на всеобщем обозрении? Я не смогу устроиться на работу, потому что все будут «знать»: Кононович – злостный хулиган». Кстати, милиционеры даже нормально не истолковали, что вкладывают в понятие злостный хулиган. Кто это? Тот, кто матом ругается или людей бьет? Кстати, о драках. Давно не слышал о белорусском околофутболе. Его просто нет!

– В качестве примера приводят три драки в Минске, Слониме и Орше.

– Не слышал о них. Может, и было, но такого околофутбола, как раньше, сейчас нет. Заглушено все.

– Насколько знаю, в России тоже были против нововведения, но за три года отстранено всего 43 человека. Не так много.

– Самый главный вопрос в том, кто и как будет определять «нежелательных людей». Хочется, чтобы этим занималась специальная комиссия, а не кто-то один. Пусть привлекут к сотрудничеству клубных специалистов по работе с болельщиками, чтобы милиционеры втемную не решали. Будет же так: «А давайте этому запретим – мы его помним с 2002-го. А этот еще в 99-м в Березе подрался. Давай тоже внесем».

Знаю людей, которые засветились на секторе в конце 90-х – начале 2000-х и уже давно-давно не ходят на футбол, но их до сих пор «дергает» участковый! Раз в полгода приходит домой за письменным объяснением, почему не ходят на футбол. А парни по 15 лет не посещают стадионы. Участковый говорит, что это указка сверху. По спискам на районе 50 фанатов, с которыми он должен проводить профилактические беседы.

– Раньше были случаи, когда фанатам запрещали посещать матчи?

– Слышал только про один случай. Милиция вроде как пожизненно запретила ходить на стадионы парню, который вывесил баннер с Рудольфом Гессом.

– Перед стартом сезона-2016 на встрече представителей клубов с милицией к фанатам относились достаточно демократично и даже разрешили использовать пиротехнику под надзором МВД и МЧС. Почему резко отношения стали напряженными?

– Ну, нам каждый год всегда все разрешают, но только на бумаге. Хотя действительно особых проблем с милицией по весне не было. Возможно, что-то изменилось после нашей поездки на базу «Динамо» и разговора с игроками и Сергеем Боровским.

Ну, и наша песня «Вместе весело шагать», про которую в СМИ писали, что она экстремистская, тоже повлияла. Хотя фанаты поют ее лет 30 уже. Раньше она никому не мешала. А как стали разрабатывать закон «Об экстремизме», пошла соответствующая работа.

– Из-за этой песни фанатский сектор могли закрыть. Вам даже вынесли соответствующее предупреждение. Зачем подставляться и петь ее?

– Что мы за фанаты такие, которые повинуются всему, что говорят?

– С чего вообще начался ваш конфликт с Боровским?

– Фанаты всегда гонят команду вперед. Когда «Динамо» проигрывало в Лунинце и долго не могло забить, сектор зарядил: «Играй, «Динамо»! Играй, твою мать!» Я ничего плохого в этом заряде не вижу. У фанатов «Белшины» есть похожий и все нормально. С нашей стороны это был призыв идти вперед и забивать. Но Боровскому, который тогда был спортивным директором, заряд показался некультурным и некрасивым. По дороге в Минск он зашел в фанатский автобус и сказал, что мы негодяи, что неправильно болеем и поддерживаем команду.

Потом ему что-то не понравилось на чемпионатном выездном матче с «Городеей». После игры Боровский заявил, мол, ему стыдно, что он динамовец и стыдно за таких болельщиков. Возможно, его зацепила перепалка с местными, завершившаяся небольшим зарядом: «Тупорылая деревня». Понятно, что ни один фанат подобные слова от тренера не простит и без внимания не оставит. Ни одни тренер «Динамо», даже самый последний, себе такого не позволял. Если бы подобное случилось в Европе, его не было бы в клубе уже на следующий день. А у нас все тихо и спокойно. После этого и появился заряд «Боровский – пес!» А вскоре он сказал про ящик водки. Боровский – человек старой, советской закалки. Может, тогда и было принято, что за алкоголь покупалась фанатская лояльность. С нами такое не пройдет. И мы продолжили требовать ухода тренера из клуба.

После кубкового матча в Городее игроки подошли к сектору: «Ребята, давайте поговорим. Нам не очень хочется играть под таким давлением. Мы и вас понимаем, и тренера. Но и вы нас поймите – мы между двух огней. Давайте или в городе встретимся, или на базе». В общем, решили приехать на тренировку перед «Крумкачамі».

Состоялся серьезный разговор и с командой, и с тренером. Сказали Боровскому, что тренер именитого клуба не имеет права так себя вести. Тем более такой, как он – столько отыгравший за клуб. Сказали, что мы подобного не прощаем и хотим, чтобы он извинился перед нами и ушел. Он что-то пытался возразить, но ничего адекватного не сказал.

А после победы над «воронами» Боровский извинился. Возможно, это стоило ему приличных усилий, но он переступил через себя.

В ответ сектор пошел навстречу и до конца сезона кричать что-либо в адрес тренера перестал. Кстати, мнения фанатов разделились. Часть считает, что тренер должен остаться, а часть – что уйти. И за отставку большинство.

Ситуация подкинула дровишек в наши взаимоотношения с органами. Вскоре нас начали дергать на допросы, а в квартирах проводить обыски. Искали различные экстремистские штучки. В моем случае милиционеры искали экстремистские материалы, которые я якобы собираюсь демонстрировать в общественных местах. Искали несколько часов, но ничего не нашли. Я об этом писал. Причем обыски затронули не только «динамиков», но фанатов других клубов. Слышал истории про задержания фанатов БАТЭ.

alt

– Была ли какая-то совместная реакция фанатов на этот счет?

– Никто между собой не общался и единой линии поведения не вырабатывал. Фанатизм на спаде. Его потихонечку додушивают и добивают. Новое поколение на стадион не приходит, а старики после всех этих событий постепенно расходятся. Фанатизм в спячке. В 2006-м за деньги легко набирали по пять автобусов на выезд в Солигорск, а сейчас в Борисов на Лигу Европы бесплатно не можем такое количество. Ехали полупустыми.

– К чему могут привести подобные меры?

– Думаю, после парочки банов более-менее адекватные движи устроят бойкот. Хотя я бы его устроил уже тогда, как начались обыски. Показательно, что ни федерация, ни клубы не выступили по этому поводу! Всем было без разницы.

А что будет означать бойкот для нашего чемпионата, особо объяснять не надо. Сейчас средняя посещаемость турнира около 800 человек. Убери оттуда 300 фанатов, шикарная будет картина. При этом уходить надо не на центральные сектора, а со стадиона вообще. А еще лучше призывать людей вообще не ходить на футбол. Надо, чтобы люди в АБФФ увидели, чего добились. Хотя федерацию тоже можно понять. Кто пойдет против милиции?

Мне сейчас 30. Если из-за всех событий моя семья будет подвергаться опасности, я задумаюсь, стоит ли мне рисковать и ходить на футбол. Да, я фанат, но наш футбол не стоит того, чтобы так страдать.