1 Март 2014 года. 2:18
3 872

«The Hooligans-97″. МПКЦ v Динамо

В руки редакции ZUM.BY попал уникальный экземпляр фанзина «The Hooligans» (Динамо Минск) 1997  года. С сегодняшнего дня мы начинаем публикацию уникальных отчётов фанатов минского «Динамо» о выездах, которые были в далеком 1997 году. Обращаемся к нашим читателям, если у вас сохранились старые фанзины, просьба связаться с нами (tyz.lt@mail.ru)

МОЗЫРЬ
МПКЦ v Динамо 0:0
2.07.97
70 человек

Это была наша третья и самая удачная вылазка в полесский город Мозырь. Немного предыстории: сезон-95 v первый выезд в Мозырь (8 человек). Кроме открытия нового города и попадания Лохматого в морг (ввиду отсутствия мест в трезвяке), выезд особо ничем не запомнился, из-за малого количества FANS. Сезон-96 v 55 человек. Количество неплохое, но впечатления от выезда еще более тусклые нежели в 1995 году, т.к. выезд был пробит на автобусах, арендованных клубом. Фаны почувствовали контраст между выездами на автобусе, который прибывает на стадион за 10 минут до начала матча и отправляется в обратный путь сразу же после окончания игры, и романтикой поездок на поездах. Мы поняли, что поездки на клубных автобусах v вещь явно противоречащая фанской стилистике.

111

Ну да хватит о прошлом. Перейдем к описанию самого многочисленного выезда фанов минского «Динамо» за последние 6 лет.

На предшествовавшем выезду домашнем матче, Бормолей провел рекламную кампанию поездки в Мозырь. На это никто не обратил внимание, а зря. Именно благодаря Бормолею и его агитационной деятельности на секторе, на вокзале нарисовалось приличное количество молодежи, ранее на выездах не наблюдавшейся

Отправлялись мы на поезде Барановичи — Житомир. Фаны разместились в 2-х вагонах. По-моему в ¦2 и ¦10, но это не столь важно. Отметим лишь то, что в одном вагоне, за редким исключением, ехала молодежь, а в другом v все основные.

Сперва о том, что происходило в нашем вагоне. Перед отправлением Метан, удививший всех цивильным видом и приличным количеством денег, а также стеклянной трезвостью, произвел благоприятное впечатление на проводницу. Он объявил себя «старшим» и заявил, что несет полную ответственность за поведение фанов в пути. Юрик настолько вошел в роль, что просто порхал по вагону. Он оказывал различные любезности пассажирам. «Хозяйка вагона» просто не могла наглядеться на своего бескорыстного помощника и, видимо, размечталась о легком рейсе. Но не тут-то было.

Уже под Осиповичами (2 часа от Минска) Метан принял свой привычный облик, а проводница, переступая Юрия, в ужасе шептала: «Какой кошмар! Ай да старший!». Под стать Метану был Глобус. С магнитофоном в руках он шатался по вагону и периодически пытался приплясывать. К тому же Глобус достал всех своими домоганиями с целью одолжить ему наличности, которая почему-то закончилась после 3-х часов езды на поезде. А надо признать, что Димыч берет на выезда денег в достатке.

Ко всему этому Зеленый, расхаживающий по вагону в шортах, смахивающих скорее на трусы, положил глаз на какую-то бабищу и всю ночь пытался запустить свои конечности ей в промежность. Все были злы и на Зеленого, который не мог уламать шалаву, и на бабищу, которая на давала похотливому фану, но и не прогоняла его совсем, а всю ночь томным голосом произносила одни и те же фразы: «Дима, я не хочу», «Дима не надо», «Дима я буду кричать» и т.д.

Короче, спать в нашем вагоне было совершенно невозможно.

По утру самый комичный вид имел Глобус. Дмитрий непонятно как и где разорвал майку BEASTIE BOYS. Сидя на полке в лохмотьях, оставшихся от майки, он имел видон клоуна и напомнил мне водяного из детского мультфильма, который пел грустную песенку: «Я водяной, я водяной никто не водится со мной-»

Что же происходило во 2-м вагоне? А там молодежь, приняв на грудь, решила создавать фанатский антураж. По вагону были развешаны многочисленные знамена, громогласно распевались фангимны. Торпедон Спрайт разрисовал тамбур и сортир маркером, на что не адекватно отреагировала проводница. Пришлось предложить ей некоторую мзду, с тем, чтобы она заткнулась.

Приехав в Калинковичи (в Мозыре настолько гнилой вокзал, что поезда там не останавливаются), мы загрузились в рейсовый автобус и направились в Мозырь (расстояние равно примерно 10 км). Прибыв на автовокзал, где нас уже встречали Муха, Бормолей и Симод, которые приехали в город за сутки до матча, и зависали в лучшей гостинице города «Припять», пошло разделение по интересам. Кто-то пошел шататься по городу, кто-то отправился в пивняк «Кимбаровка» известный нам еще по 95 году, кто-то в гостиницу отдыхать и т.д.

333

Я, Валера, Эвертон и Сезон устремились в пивной бар. Однако нас ожидал облом v появление пива предвиделось только после 11 часов. Мы отправились на стадион, где проходила тренировка «Динамо».

Затем, прихватив Пшеничного, мы занялись поисками кафе или столовки с целью подкрепиться. Однако повстречав бригаду в составе Зеленого, Метана, Мухи, Симода, Наркомана, Леопольда, Кеши, Кота, Младшего и каких-то 2-х местных недоумков, мы направились на берег Припяти, где некоторое время уделили распитию. После обеда в детском кафе, мы направились в «Кимбаровку», где уже должно было появиться пиво. В пивняке мы повстречали наших фанов (Документа и Лосьона), приехавших в Мозырь через Гомель, а также 6-х гомельских фанс.

Песни и пиво лились рекой. Глобус упился до того, что съел живого рака, которого Зек забрал у каких-то пионеров на берегу реки.

В баре мы стусовались с местными, которые оказались, на удивление, отличными ребятами. Мы проповедовали им фанатизм и идеи SKINHEAD’S. Скорее всего, они мало что поняли из сказанного нами, однако слушали они нас с раскрытыми ртами. Эти ребята оказались с района, на территории которого находится стадион и вызвались отвечать за нашу безопасность на матче. Эти предосторожности были излишними, т.к. мы и сами могли за себя постоять, но все же было приятно за такую заботу.

Затем местные отвели нас на пляж, где мы окунулись в Припяти. Боязно было за Глобуса, который в воде поднимал приличные волны и каждую минуту мог пойти ко дну. В это время бригада, зависавшая в гостинице (Кальяри, Очки, Дед, Француз, Синий, Шпак, Вермут, торпедоны Спрайт и Торик) и отобедав в гостиничном ресторане, тащилась в просторном номере.

Искупавшись, мы направились на стадион. По пути мы завернули в уже пресловутую «Кимбаровку» и опрокинули еще по парочке бокалов. Метан пришел в полную негодность и был уложен спать в зарослях кустарника.

На матч вся бригада прошла по детским билетам. Однако мне, Валере, Симоду и Нарику очутиться на трибуне было не суждено. На входе нас вязанули и отвезли в трезвяк.

222

Расположившись на крайнем секторе, фаны вывесили на решетки флаги (основные знамена в тот момент вместе со мной находились в трезвяке) и принялись активно шизить. На матч приехал англичанин, живущий и работающий в Минске, и время от времени пробивающий выезда за «Динамо». Он вывесил на решетки английский штандарт с надписью «LEIGH». Ко второму тайму на тачке прикатил Матрос с супругой. Единственное, что немного мешало фанам v полный аншлаг на стадионе. Хотя местные болельщики вели себя в общем-то прилично и только в конце матча мог возникнуть инцидент. На последних минутах игры какой-то смельчак сверху швырнул стеклянную банку, которая к счастью ни в кого не угодила. Фаны были готовы дать бой. Однако подоспевший ОМОН согнал бело-голубых к решетке и взял в кольцо. Продержав на трибуне около получаса, фанов вывели со стадиона.
Пройдя по вечернему городу, фаны не обнаружили агрессивно настроенной публики, и по этой причине все было тихо и мирно. Всей бригадой бело-голубые посетили трезвяк, где вели переговоры на предмет нашего вызволения, не увенчавшийся успехом. На утро менты рассказывали нам, что когда увидели какая тусня к ним направляется, то решили, что фаны будут брать трезвяк штурмом.

По приезде в Калинковичи, а в Мозыре, кроме находившихся в трезвяке, остались зависать в гостинице Кальяри, Очки, Спрайт, Торик, а также проведший ночь в какой-то голубятне Зек, почти все фаны отправились домой на фирмаче «Калинковичи-Минск». Многие ехали по вписке и поэтому на каждой станции кого-то выпмсывали. Однако были и такие, кто не сумел вписаться (Кот, Пшеничный, Вася, Леопольд, Младший), а также неизвестно как оказавшийся на вокзале Метан. К этому времени Метан умудрился потерять свои джинсы и находился полукоматозном состоянии. На вопрос какого-то мужика-хохла: «Куда ты милок в таком виде едишь?». Метан выпалил: «Дядя, ты чё дурачок што ли, не видишь в Манчестер я еду». Вполне может быть, что Юрик действительно направился к берегам туманного Альбиона, т.к. в собаке на Жлобин его не оказалось. Так потихоньку фаны добрались до столицы.

Что касается нас, угодивших в трезвяк, то благополучно переночевав в мозырьском медвытрезвителе, мы были отпущены на все четыре стороны. Правда, вернуть деньги нам естественно забыли. Больше всех пострадал Симод, который из Мозыря направлялся в Запорожье на турнир фанов по футболу и поэтому имел приличную сумму наличности.

В гостинице мы застали Очки, Кальяри, Торика и Спрайта. Приведя себя в более-менее приличный вид, мы выдвинулись в направлении Калинкович. Дорога (10 км) заняла много времени, т.к. нас, безденежных, постоянно выкидывали из автобусов и полпути мы прошли пешком. В Калинковичах ничего интересного не произошло. Часа в 3 дня транзитом через Гомель в Запорожье отправились: Очки, Симод, Зек, Нарик и 2 торпедона.

Мы остались втроем и до вечера ждали житомирский поезд, на котором благополучно добрались до столицы.