Фанаты Динамо Минск | Zroblieny u Miensku » Вук Рашович: «У нынешней философии «Динамо» нет перспектив»

 

9 Сентябрь 2016 года. 11:08
257

Вук Рашович: «У нынешней философии «Динамо» нет перспектив»

Первое интервью бывшего главного тренера «Динамо» после увольнения.

Вука Рашовича уволили из минского «Динамо» 15 июля. По горячим следам серб общаться отказался, ссылаясь на контрактные обязательства – месяц ему было запрещено давать интервью. Мы созвонились 15 августа, но Вук попросил еще немного времени, чтобы все обдумать. На следующий день после закрытия трансферного окна в Европе Рашович позвонил сам.

– Чем занимались последние два месяца?

– Был в Черногории – отдыхал на море и смотрел футбол. Следил за выступлением минского «Динамо». Сейчас буду внимательно смотреть старт квалификации на чемпионат мира. Чуть больше времени уделял ресторану. Вместе с друзьями занимаемся им уже лет 10. Специализируемся на итальянской кухне.

– Новую работу не искали?

– Были предложения – звали в «Партизан» и другие команды. Но я не был готов браться за работу. Я два года без отпуска. Чувствовал, что нужен небольшой перерыв. Хотел отдохнуть два-три месяца

– Когда вам сообщили, что увольняют из «Динамо»?

– На следующее утро после домашнего матча с «Сент-Патриксом» Сергей пригласил к себе и сказал. Для меня это было неожиданно. Мы играли лучше соперника, доминировали весь матч, но получили гол после одного удара по нашим воротам. Я был уверен, что мы пройдем дальше, но руководство приняло решение.

– Сергей – это Боровский?

– Нет, это Сергей Чиж. Он хороший парень, но видно, что у него куча проблем. Сергей слушает людей. Ему докладывают, и он принимает решения. По крайней мере, я так понял ситуацию в «Динамо».

Не могу сказать, что мы общались часто. За все время обстоятельно поговорили раза три-четыре. Да и то по делам команды. Чиж интересовался делами футболистов, причинами таких результатов. Всегда старался ему подробно все рассказать. Но, признаюсь, мне не хватало Юрия Александровича [Чижа]. С ним мы общались намного больше – каждые два-три дня.

bez-nazvaniya

Как вы познакомились с Чижом?

– Нас свел общий приятель Райко Балтич – президент борцовского клуба «Партизана». Мы с ним знаем друг друга 30 лет, а он знаком с Чижом по борьбе. В общем, Райко познакомил нас в Минске. Мы поговорили о футболе, и вскоре Юрий Александрович позвал меня в «Динамо».

В жизни не встречал такого человека, как Чиж. Он очень любит футбол. Понимает его, разбирается. Любит «Динамо». И ради победы отдаст все. Юрий Александрович – человек, которого буду помнить всегда.

– После того, как Чиж попал в СИЗО, обменивались письмами?

– Нет. Он мне не писал. Да и я тоже. Я не умею писать по-русски и не хотел, чтобы мои мысли были написаны другой рукой и их знал кто-то еще. Я просто старался работать так, как мы с ним договаривались. И я горд, что до конца выдерживал эту линию. У нас получилось дать результат с молодыми футболистами. И мне жалко и немного больно, что сейчас у молодых в «Динамо» игровой практики стало меньше.

– Вам объяснили какие-то причины увольнения?

– Я общался и с Сергеем, и с директоратом клуба. Сказали, что есть проблемы с финансами… Отсутствие игры? Конечно, об этом тоже говорили. «Динамо» должно играть в хороший футбол. Должно много забивать и побеждать. Команда должна давать болельщикам то, чего они ожидают, приходя на стадион. Но если ты как руководитель этого хочешь, надо создавать условия.

Я очень доволен прошлым сезоном. И у меня были планы усилить состав двумя-тремя футболистами. После этого мы бы всерьез боролись за чемпионство. И, учитывая состояние, в котором сейчас БАТЭ, стали бы первыми в стране. Я уверен в этом. Но все пошло наперекосяк. Основной состав распродали.

– Как вам поясняли перемены в развитии клуба?

– Понятно, что я не был доволен происходящим, но у меня был трехлетний контракт. Когда понял, к чему приведет перестройка, появился новый вызов. Хотел посмотреть, что смогу сделать в такой ситуации. Легче всего было уйти, но я не такой. Я люблю бороться, люблю трудности. И я начал работать молча.

И мы добивались результата. Кто ожидал, что мы будем вверху таблицы? А после первого круга мы шли на третьем месте. Да, были проблемы в игре. Мы проигрывали с крупным счетом (имеет в виду матч с «Крумкачамі» –Tribuna.com), но затем выдали серию из четырех побед.

Ты же знаешь, сколько шансов я давал молодым футболистам. Это моя философия. Я хотел работать так, как договаривался с Юрием Чижом. А у него была идея, чтобы молодежь прогрессировала, играя бок о бок с опытными исполнителями. Но только возрастных футболистов должно быть немного – три-четыре человека. Я был согласен на это и давал шанс Швецову, Капленко, Яроцкому, Рассадкину. В прошлом году – Корзуну и Быкову. Но я не был согласен, чтобы брались игроки от 30 лет и старше. Это не моя идея и не моя философия. Я бы сам никогда на такое не пошел. Но у руководства клуба были другие планы и другие мысли. Меня в Минске нет почти два месяца и уже хорошо видно, какая философия теперь в «Динамо».

– Какая?

– Это не «Динамо». Такой клуб не должен покупать старых футболистов. У такой философии нет перспектив. «Динамо» всегда должно работать на будущее. Но я больше ничего не хочу говорить об этом. Все же и так видно.

– Зимой из «Динамо» уехали ваши сербские помощники. Как так вышло, что они ушли, а вы остались?

– Причину ухода объяснил Юрий Александрович – финансы. Уходили футболисты, снижались зарплаты. Держать тренеров-легионеров не было возможности. Я понял это и принял. Мои ребята тоже поняли. Поблагодарили «Динамо» за все и уехали.

Я был очень доволен своим штабом. Мы давали результат. Сколько лет «Динамо» не могло победить БАТЭ в Борисове? И мне было очень важно сделать это. А то, что мы сделали в квалификации Лиги Европы, просто фантастика! И я хочу поблагодарить своих помощников. Мы все вместе проделали огромную работу.

Почему остался? Я тебе уже отвечал – вызов. Я собрал новый штаб. Игорь Гуринович, Вася Кушнир, Петя Качуро и Вася Хомутовский – мы очень хорошо работали и понимали друг друга. Хочу им сказать спасибо за то, что шли вместе со мной. Для меня это было очень важно. Они понимали мою философию.

bez-nazvaniya-1

– Комментируя вашу отставку, Алим Селимов говорил о каких-то дополнительных нюансах.

– Лучше у него спроси, о чем он говорил. Я не знаю ни о каких нюансах. Задай ему этот вопрос.

– Какие отношения складывались с Селимовым?

– Нормальные. Понятно, что случались небольшие разногласия, но ничего такого. Обычные рабочие моменты.

– Вы отказывались давать интервью сразу после увольнения, ссылаясь на пункт в контракте о месячном молчании. Довольно странная опция.

– Ничего странного. Так бывает. Похожий пункт в контракте был у меня и в другом клубе. Разные же бывают особенности. Просто каждая сторона хочет застраховать себя. Я не считаю, что это что-то такое необычное.

– Пункт как-то связан со сроками выплаты компенсации за расторжение контракта?

– Не хочу об этих делах говорить. Это наш внутренний с «Динамо» вопрос.

***

– После вашего ухода высказался тренер дубля Сергей Гуренко. По интервью сложилось впечатление, что у вас не было с ним должного контакта.

– Вообще-то сейчас уже поздно говорить об этом… В клубе не была выстроена система, которая должна быть. Почему не выстроена, не знаю. Есть президент, генеральный и спортивный директоры. Я не мог выстраивать систему за них. Это не моя работа.

Честно скажу, мы с Гуренко нечасто общались. Помимо дубля он работал с ребятами 98 года рождения. Они шли к чемпионству. Но мои помощники следили за его командами основательно. И у меня дебютировали Шевцов и Капленко. У меня нет на него никаких обид. Желаю Сергею много счастья в тренерской работе в клубе и сборной Сербии

– Гуренко обвинял вас, что, отвечая на вопрос, как решить проблемы, вы говорили: «У нас плохие футболисты и нам привезли плохих футболистов». Странно, ведь игроки подписывались после согласования с вами.

– Сколько у нас было пресс-конференций? Я никогда не говорил, что мне привезли плохих футболистов. Никогда так не говорил! И не могу поверить, что Сергей такое сказал.

Я очень любил каждого футболиста «Динамо». Просто изменились условия. И у Селимова, и у меня была идея сохранить команду. Очень хотели оставить Политевича, Корзуна, Бечирая, Витуса, но не получилось. И честно тебе говорю – я оказался неготов к таким переменам. Не был готов к тому, что мы продадим всех.

Когда я был спортивным директором, у нас собралась хорошая команда. Мы привезли Бечирая, Файича, Едигаряна, Нивалду и других сильных игроков. Работали вместе с селекционным отделом. И здорово работали.

– К работе этого клубного подразделения вообще-то много вопросов.

– Я был доволен, как Кирилл Савостиков и Игорь Гуринович ищут футболистов. Мы с Кириллом в хороших отношениях. Он очень много работал. Вел дела и здорово помогал. И его уход стал маленьким сюрпризом для меня.

Я тебе открою небольшой секрет. Игорь Гуринович, Кирилл Савостиков, Алим Селимов и я – мы подготовились к сезону. Хотели, как я уже говорил, сохранить команду и сделать три точечных усиления. Все было готово. Кирилл летал и смотрел ребят. Игорь летал и смотрел. Мы подготовили все. Но вместо того, чтобы покупать игроков, мы стали продавать.

– Что за футболисты?

– Имен не назову, но мы их вели четыре месяца и все о них знали. Прорабатывали как надо. Вингер, нападающий и опорник – сильные легионеры из чемпионатов Румынии, Чехии и Хорватии. Это было бы усиление для «Динамо». Эти футболисты должны были сразу стать основными.

– Как изменилась организация трансферов, когда вы стали тренером, а Сергей Боровский спортивным директором?

– Я мало влиял на то, каких игроков приглашают.

– С вашей подачи в «Динамо» пришел хоть один футболист?

– Я не стану говорить, что все решал Боровский. Это будет неправдой. Мы вместе работали. Просто мне давали семь тренировок на определение качества игрока. Но я не такой специалист, чтобы только по занятиям, без игр, давать футболисту оценку. А решения надо было принимать быстро.

– Про каких игроков говорите?

– Ну, зимой на просмотр приезжало много футболистов.

Пойми, футболисту, перешедшему из маленького клуба в большой, надо месяцев шесть на психологическую перестройку. Только тогда он станет основным и будет приносить пользу. Нужна адаптация. Раньше он понимал, что после одной победы и двух ничьих в пяти матчах ничего страшного не случится. А в «Динамо» от него требуют побеждать всегда. Нужно время. Вот приехал Премудров. Мы его потихоньку готовили к тому, чтобы он не просто выходил в основе, а стал основным футболистом. Ты же понимаешь, в чем разница. И по-настоящему Кирилл заиграл месяца через три. Понятно, что это не касается легионеров и опытных игроков, таких как Корытько и Тигорев. Они должны давать результат сразу.

– Сергей Боровский говорил, что между вами не было порядочности и честности.

– Он полностью прав. У нас разные футбольные философии. Ну, откуда может взяться честность, если мы по-разному смотрим на футбол?! Нет, он не мешал мне работать и я не делал ничего такого в ответ. Видел, как он хочет строить клуб, и уже говорил, что это не моя философия. Я хочу всегда играть вперед, хочу атаковать…

Но я никогда не делал ему ничего плохого. Я его уважал, как уважаю каждую легенду «Динамо». Доверяй мне. У нас просто были разногласия по футболу. Никаких обманов или подлостей с моей стороны не было. Я работаю честно.

bez-nazvaniya-2

– Приход Боровского к тренерству напоминает ситуацию с вами и Душаном Угриным. Вы тоже стали главным тренером после того, как поработали спортивным директором.

– Может, это система «Динамо» такая. Новым тренером становится человек, который знает ситуацию в клубе и команде. Когда был спортивным директором, занимался только своими обязанностями – клубной школой и селекцией. К Душану не лез и никогда не мешал его работе. И о своем желании стать тренером сказал Чижу уже после его увольнения. Юрий Александрович попросил меня найти нового тренера, а я ответил: «Хочу быть тренером». Это впервые было произнесено только в тот самый момент!

– Доводилось слышать мнение, что вы намерено приглашали для Угрина не самых сильных игроков, чтобы занять его место.

– Это глупости! Никогда в жизни до такого бы не опустился. Я не такой человек. Я же потом работал с этими футболистами и добился результата. У нас была очень сильная команда в том году. Очень жалко, что не смогли ее сохранить и побороться за что-то большее.

***

– Давайте пройдемся по некоторым шумным трансферам. Весной 2015-го было много вопросов по Нусмиру Файичу. Как он оказался в «Динамо»?

– Нам не хватало одного нападающего. Душан очень хотел полностью укомплектовать состав к третьему сбору, чтобы спокойно готовить команду к чемпионату. И нам пришлось покупать Файича в последний момент. По сути, все сводилось к одному: или Файич, или никто. Я оговорюсь, что искали игрока на те условия, которые могли предложить. Понятно, что более дорогие футболисты были.

Мы долго следили за боснийцем. Изучали его. Нусмир забивал, имел неплохую статистику, опыт игры в Лиге чемпионов. Посчитали, что на тот момент лучшей кандидатуры не найти. Заплатили за него 150 тысяч долларов, но трансфер не оправдался. Так бывает. А приход Бечирая, к примеру, окупился полностью.

– Как так вышло, что Файич ушел бесплатно?

– Это решение Юрия Александровича. Я тогда уже тренировал и не мог особо влиять на ситуацию.

– Летом того же года случился нашумевший переход Неманьи Николича в БАТЭ. Этому предшествовал конфликт между вами и игроком. Из-за чего?

– Я бы не назвал это конфликтом. Неманья просто повел себя так, как не поведет ни один профессиональный футболист. Он отказался ехать на игру! Для меня это нонсенс. Если я скажу выходить на минуту, то игрок должен выкладываться эту минуту. Если скажу на полчаса, значит, на полчаса! Но отказаться ехать с командой. Это равнозначно тому, чтобы отказаться от команды.

– Как это происходило?

– Мы готовились к «Славии», и по тренировкам Неманья понял, что не попадет в стартовый состав. Подошел к моему помощнику и сказал: «Зачем мне ехать в Мозырь?» Я был в шоке. Сказал: «Если не хочет, пусть сидит дома. Поедет тот, кто максимально отдается команде. Пусть едет молодой, который будет пахать». Сказал ему, что он свободен. Такой футболист у меня играть не будет.

– Знали, что он пойдет в БАТЭ?

– Нет. Узнал, только когда это случилось.

– Почему «Динамо» не прописало в его контракте, что он не может уйти в другой белорусский клуб?

– Это не в моей компетенции. Тут вопросы к руководству.

– В этом году шумел трансфер Виктора Генева. Расскажите вашу версию появления этого футболиста в «Динамо».

bye164c7dc238

– Директора сказали, чтобы я его просмотрел. Живьем увидеть болгарина не было возможности, поэтому смотрел два матча по видео: хорошая левая нога, неплохо играет головой. Посовещались с руководством и приняли совместное решение, что с учетом финансовой ситуации бесплатный футболист с небольшой зарплатой – хороший вариант. Но в ходе медицинского обследования появились проблемы. Нездоровые футболисты в команде мне не нужны, и я сказал об этом руководству. Моим доводам вняли и от покупки отказались, но через несколько часов позвонил Селимов и сказал, что решили Генева брать. Вот и вся ситуация. Мне сказали, что все решил Юрий Чиж.

Пойми, я в «Динамо» не мог принимать решения. Всегда был Чиж. Без согласия Юрия Александровича никогда ничего не происходило. Перед тем, как что-то делать, всегда спрашивал: «Можно?» Если получал утвердительный ответ, делал. Самостоятельно не привез в «Динамо» ни одного футболиста. У Чижа много контактов. Он делал два-три звонка и узнавал все, что надо. Мы так и работали. И если кто-то говорит, что привел в «Динамо» игроков, то это просто неправда.

– Расскажите, как ушел Никита Корзун.

QVL6wfVS7Ns

– Вообще, я очень хотел, чтобы Никита остался. Он был моим парнем. Играл важную роль в команде. Я им был очень доволен. Но еще больше я доволен тем, что он ушел в киевское «Динамо». Украинцы не купят молодого просто так. И мне отрадно, что Никита потихонечку начинает там играть. А ситуацию с его уходом не могу комментировать.

– Что за история с потерянным паспортом?

– Никита хороший парень и никогда не сделал бы так специально. Он открытый человек. Если бы что-то делал, уверен, спросил бы совета у меня, или у Юрия Чижа.

– Но с паспортом же были манипуляции.

– Потерял. Это случается… Он молодой парень.

– Правда, что у Умару Бангура были проблемы с белорусской милицией, и он из-за этого покинул «Динамо»?

– Бангура классный футболист. Он много дал «Динамо». Работал каждую тренировку. А проблемы… Умару человек из другой страны, другого мира… А насчет проблем лучше поговорите с руководством, но ничего серьезного.

***

– Правда, что зимой вас звали в Китай за миллион долларов? Почему вы отказались?

– Да, было предложение из Китая, но меньше, чем на миллион. А остался, потому что чувствовал себя в Минске очень комфортно. Хорошо работал и хотел еще лучше. Хотел привести «Динамо» к успехам.

Желаю футболистам скорее начать побеждать и вернуться на привычные для «Динамо» позиции. И я уверен, что команда вскоре прибавит. Передаю привет всему офису и Александру Хацкевичу. С ним сложились теплые отношения. А сборной Беларуси желаю удачи в квалификации. Спасибо всем за прекрасные два года.

– Сейчас в Беларуси активно муссируется тема с договорными матчами. Вам когда-либо предлагали сдать матч?

– Нет. Мы честно играли каждый матч. И я горжусь этим. Никогда в жизни ничего подобного мне не предлагали. И нет никаких шансов, что я на это пошел бы. Не такой я человек, а «Динамо» – честная команда.

– Ходят слухи, что у «Динамо» может быть новый владелец. Слышали что-то?

– Каждый может говорить что угодно. Нужно делать селекцию информации. Но я не слышал ничего такого.

источник: by.tribuna.com